Граница между переводом и интерпретацией подвижна и зависит от уровня формализации языка

И.И.Ревзин и В. Ю. Розенцвейг справедливо указывают, что, в частности, для автоматического переводящего устройства граница между переводом и интерпретацией подвижна и зависит от уровня формализации языка, т. е. от того, записано ли в памяти машины соответствующее правило. По-видимому это справедливо и в отношении «живого» переводчика. Необходимое правило, прием или соответствие, полученное в результате теоретических разысканий может быть неизвестным переводчику, и он будет осуществлять (более или менее успешно) самостоятельную интерпретацию в полном объеме там, где уже можно было бы, полностью или частично, опираться на уже известное. При этом такая граница при «человеческом» переводе менее ясно очерчена, чем в переводе машинном. Интерпретация второго типа машине не под силу, и правила выполнения, устанавливаемые заранее, должны быть четкими и алгоритмичными, чтобы исключить даже малейшие элементы такой интерпретации. В то же время в «человеческом» переводе нет необходимости противопоставлять столь четко два типа операций: либо перевод по строгим правилам перехода, сформулированным заранее, либо полная интерпретация второго типа. Здесь возможно большое число промежуточных случаев, когда знание переводчиком каких-то правил, приемов, стереотипов и т. п. не отменяет необходимости интерпретации, а лишь облегчает или ограничивает ее, обеспечивает большую надежность и объемность ее результатов. Аналогичным образом, элементы интерпретации оказываются включенными в те отрезки перевода, которые в целом создаются заранее заданным моделям. Таким образом, мы можем выделить три типа интерпретации, понимая под этим общим термином обращение переводчика к экстралингвистическому опыту и учитывая, что такое обращение всегда предшествует, сопровождает или следует за толкованием значений языковых единиц, актуализированных в конкретных, речевых контекстах:

  1. Контекстуальная интерпретация языковых единиц, составляющих высказывание, по отношению друг к другу и к реальной действительности, обеспечивающая понимание высказывания.
  2. Переводческая интерпретация первого типа, необходимая для использования-соответствия и способов перевода, установленных до начала данного процесса перевода, и включающая такие операции, как схождение соответствий (в словарях, глоссариях учебных пособиях и пр.), решение вопроса об уместности применения соответствий, известных переводчику, выбор определенного приема перевода, выбор иного из предлагаемых вариантов и т. п.
  3. Переводческая интерпретация второго типа, необходимая для отыскания нового (или неизвестного до сих пор переводчику) соответствия или контекстуального (ad hoc) способа перевода путем самостоятельного творческого акта переводчика с учетом особенностей контекста, описываемой реальности, обстановки акта перевода и других релевантных факторов.

Все три вида интерпретации составляют неотъемлемую часть переводческого процесса, хотя роль и масштабы каждой из них не остаются одинаковыми не только для разных высказываний, но и для разных частей одного и того же высказывания. Существуют языковые единицы (некоторые термины и собственные имена) практически независимые от контекста и почти не требующие контекстуальной интерпретации; постоянные соответствия, всегда (или почти всегда) используемые при переводе определенных единиц данного языка на другой данный язык, хорошо ею известные переводчику и не требующие интерпретации контекста и ситуативной обстановки для их выбора; высказывания и тексты, при переводе которых переводчику достаточно знать необходимые соответствия и уметь их правильно использовать, прибегая к комплексной интерпретации («обращен к действительности» по И.И.Ревзину и В.Ю. Розенцвейгу) для создания перевода ad hoc.

Понятно, что квалифицированный переводчик должен владеть всеми тремя видами интерпретации, понятно также, что третий вид является наиболее сложным (и, в частности, недоступным машине и если его можно ограничить путем знания переводчиком большего числа соответствий и пpeдocтaвления ему возможности пользоваться наиболее ПОЛНЫЙ словарями и справочными пособиями, то это будет способствовать улучшению качества перевода.

Поскольку указанные виды интерпретации осуществляются в процессе перевода, вряд ли целее образно отделять «интерпретацию» в таком понимании от «собственно перевода». И тем не менее переводчик, по-видимому, иногда осуществляет и такую интерпретацию, которая выходит за рамки перевода и должна быть ему противопоставлена. Для выявления этого (четвертого) значения термина необходимо обратиться к некоторым особенностям устного перевода.

Комментарии закрыты.